История бокса Archive

Browsing posts in: История бокса

Они не пришли — более жесткие, чем Тони Галенто.

Янв 23, 2017 Категории История бокса 0 Комментариев
Тони
Янв 23, 2017 0

Билл Келли

На протяжении всей истории спортивных состязаний, существовали различные герои, чьи имена передавались из поколения в поколение. Например, Малыш Рут был Гарганьтюа в человеческом обличии. Миллионы людей находились под влиянием Джека Демпси и чувствовали воздействие его индивидуальности. В более узком мире гольфа, тот же самый эффект производил Бобби Джонс. Хэлен Уиллс была Mardi Gras тенниса. Кнут Рокне был высшим священнослужителем футбола. Как пацана, подрастающего на Реке Тома в Орандже, Нью-Джерси, моим героем был Доменик Энтони «Двухтонный» Тони Галенто. Он был местным мучеником. Джерси был взбудоражен.

Моя мама всегда знала, где можно было найти моего папу в те дни. Достаточно было заглянуть под сень крыльев летучей мыши бара Тони, и он нашёлся бы там — сидящим на табурете и разговаривающим с Тони или с «боевым врачом» Тони  — доктором Максом Стерном, который также являлся врачом, входившим в Боксёрскую Комиссию Нью-Джерси.

Возможно, потому что мы — дети, никогда не сталкивались с его грубой стороной, мы все боготворили его. Мы приветствовали его, когда он побеждал, и мы плакали, когда Джо Луис и Макс Бэр наказали его способом, который мог бы доставить наслаждение только Гитлеру.

Мне тогда было только двенадцать лет, когда я с моим папой и большой группой людей встречал Тони в офисе доктора Стерна в два часа утра, где он должен был появиться после боя с Луисом. Мой папа сказал ему: «Тони, в течение двух секунд ты был Чемпионом Мира в тяжёлом весе». «В следующий раз, я убью этого мешка», он улыбнулся через раздутые губы. Но следующий раз для Тони не наступил. Поражение доказало толстяку слишком многое.

Я поступил на службу в Морскую Пехоту и потерял след Тони, пока многими годами позже, не прочитал в газетах, что он должен был быть рефери борцовского поединка Эрни Дьюсика в Ланкастере, Пенсильвания. Я разыскал его в баре и представился. Я был польщён, что он помнил меня как парнишку из старого района. Он заставил их (организаторов мероприятия — прим. Эрик) вернуть мне деньги, заплаченные за вход, и проводил меня и мою взволнованную подругу на первый ряд. Он и Дьюсик (конечно) начали перепалку, и Дьюсик сорвал с него рубашку. Тони перегнулся через канаты и бросил рубашку на колени моей пришедшей в восторг подруге. Она всё ещё висела на стене в её спальне, наряду с его подписанной фотографией, когда она дала мне от ворот поворот.

Тони и я говорили о его карьере. Мы говорили о бойцах этих дней — конца 60-ых. Он хвастался насчёт того, как бы он «убивал этих сегодняшних мешков». Прототип вечно пьяного драчуна-скандалиста из дока, он был ростом 5 футов 9 дюймов и весил 235-240 фунтов, в зависимости от того, сколько пива со спагетти он влил в себя, прежде чем войти в ринг. «Видели ли вы когда-либо прогуливающийся баррель пива? А я видел!» —  написал один репортёр, описывая один из его ранних боёв.

Не поймите как неуважение, но, если бы Галенто начал свою карьеру в 2000 году, он правил бы супертяжёлым дивизионом подобно тому, как Бен Хоган правил гольфом. Ни один из сегодняшних топ-контендеров, или непосредственно чемпион, не смог бы выстоять под ударами Двухтонного. Этот жирный человек был как автобус. Как Джеронимо, терроризировавший один форт за другим в старой Аризоне. Самым большим натиском, который когда-либо видел ринг.

Итак, он был жирным, вульгарным и неотёсанным. Настолько вызывающе оскорбительным, что он заставил Дона Риклеса напомнить кому-то Римского папу Джона XXIII-го. Джо Луис сказал мне, что Галенто был единственным среди живущих людей, кого он когда-либо ненавидел. Он не ненавидел Макса Шмелинга. Он не ненавидел Иосифа Сталина. Он ненавидел Тони Галенто. Луис мог хихикать на этот счёт теперь, когда ненависть между двумя прежними противниками переросла в крепкую дружбу. Вспоминая былое, Джо сказал, что он был сильно травмирован следующей беседой. Слушайте:

Репортёр: Тони, как Вы оцениваете свои шансы против Джо Луиса?
Галенто: Джо кого?
Репортёр: Джо Луиса.
Галенто: Я никогда не слышал про этого мешка.

Это выходка продала билеты, но гордость Луиса была задета. Заключительное оскорбление случилось, когда Тони заставил Луиса выслушать счёт 2, лёжа на настиле ринга, во втором раунде. Луис чувствовал себя оскорблённым. Люди не могли поверить своим глазам. Представьте, если сможете, Фаззи Найта, (комедийный голливудский актёр — прим. Эрик) обороняющего форт. Джорджа Формана, увидевшего гамбургер, который ему не понравился. Тони Такера, обнаруженного в форме, пригодной к бою. Это было также невероятно.

Размашистый левый крюк Галенто и полное игнорирование правил маркиза Куинсбери сделали его одним из наиболее пугающих всех и вся тяжеловесов 1930-ых. Рождённый 12 марта 1910 года в Орандже, Нью-Джерси, он начал драться в 1928 году, и дрался почти каждый месяц. Он проиграл свой четвёртый бой на профессиональном ринге домашнему клубному бойцу по имени Джеймс Джей Лоулесс, неоднократно нарушая правила, пока рефери не остановил это безобразие в 5-ом раунде.  В период с 25 июня 1930-го по 8 апреля 1931-го он скосил десять противников подряд — как траву серпом.

Если бы Тони нуждался в друге в те дни, он был бы вынужден купить себе собаку. Рэй Эркел, работавший в противоположном углу ринга в его поединках с Максом Бэром, Лу Новой и Натаном Манном, говорил: «Он действительно не нравился никому, кроме, возможно, тех парней, которые зависали в его салуне. Он был грубым парнем, мягко говоря, парнем, который исповедовал все виды грязной тактики, лишь бы выиграть бой».

Да, но в те дни, это было делом выживания самых приспособленных. Не имелось никакой выгоды в том, чтобы оказаться на больничной койке.

В грязной борьбе, на фоне Галенто, Майк Тайсон выглядел бы членом Палаты Лордов. Вилли Пеп — церковным служкой. Фритзи Зивик — певчим в хоре Св. Антония. В течение своей 15-летней карьеры, Галенто избежал неприятностей с большим количеством разбойничьих нападений, чем Диллинджер. Он бы бодал. Использовал бы свои локти. Бил бы в глаза. Целился в половые органы. Взгляните, у него есть оружие!

Его поединок с Лу Новой 15 сентября 1939 года в Филадельфии был самым грязным из записанных боёв. Миллз Лэйн остановил бы его. Ричард Стил вызвал бы полицейских.  Это было подобно прогулке через South Central L.A. после полуночи. Вы бы там не позавтракали.

Пугилизм находился в своей наивысшей точке к тому времени, когда Галенто вышел на чемпионский бой против Джо Луиса. Они называли это клубом «Мешок Месяца», но сколько бойцов сегодня могли бы похвастаться рекордом как у Галенто — 74-22-6 с 51 нокаутом?

Даже числа не в состоянии передать историю его невероятной карьеры. В 1931-ом он нокаутировал троих своих противников в Детройте за одну ночь, останавливая Фрэнки Китса и Джо Брайена в первом раунде, и разделавшись с Полом Тиерманом в течение трёх. Между раундами он поглощал своё любимое варево.

В 1932-ом он выиграл 10-ти долларовую ставку в пари, заключённом на предмет того, что он мог съесть 50 хот-догов. 10-ю минутами позже он поднялся в ринг и буквально распылил Артура ДеКуха в 4-х раундах. В тот же самый год он был дисквалифицирован в поединке с Джеком Гагноном. Это было подобно наблюдению за тем, как едят акулы.

Галенто даже умудрился выиграть бой дисквалификацией в 1934 году. Баттлинг Бозо слышал о репутации Галенто как грязного бойца и решил опередить его, преуспев в своём начинании так, что рефери остановил бой в первом раунде. Галенто следовал дальше, вверх, нокаутировав в 3-х раундах Итальянского Джека Хермана. Он проиграл два раза TKO,  один раз Марти Галлахэру в 13-ти раундах, и один раз полутяжу по имени Эл Гэйнер в 4-х раундах. Потом последовала полоса разгромов ведущих контендеров, включая Натана Манна (KO 4), Эла Этторе (TKO 8 ), Хорхе Брессиа (КО 1), Эйба Фелдмана (КО 3) и Нэйти Брауна (KO 4).
Его победа ТКО над Гарри Томасом в 3-ем раунде в Филадельфии 7 декабря 1938 была встречена рёвом неодобрения со стороны болельщиков, которые кричали «фальшивка!» и забрасывали ринг всяким хламом. Как сказал один очевидец: «Они побросали в ринг всё, кроме статуи Уильяма Пенна с верха арены».

Двухтонный проходил сквозь череду менеджеров подобно тому, как Элизабет Тэйлор через череду подружек невесты. Он тренировался пивом и итальянской кухней.

k2q8kCxIuH8Он ненавидел сельскую местность и отказался отправиться в тренировочный лагерь в горы. Он защищал свои странные картофельные методы, говоря: «они работают для меня». Он совершал свои пробежки после наступления темноты, потому что, как он говорил: «я дерусь ночью, не так ли?».

Это стало причиной того, что список его менеджеров можно было читать подобно главе Лампарски «Что же сталось с …?» Элмер Флинн (1928) Гарри Кинни (1928-1929), Джонни Скавон (1929-1931), Макс Ваксман (1931-1932), Пит Додд (1932-1933), Джек Демпси (1933-1934), Джо Джакобс и Гарри Мендел (1935-1941), Вилли Гилзенберг (1943).

Он уже был одним из наиболее живописных персонажей в истории американского ринга, когда получил свой шанс «Мешка Месяца» подраться за титул на Стадионе Янки 28 июня 1939 года. Более отвратительные, чем Тайсон, жующий ухо Холифилда, Джо Джакобс и Тони Галенто показали всё самое плохое, на что были способны. За несколько дней до боя, Джакобс выдвинул фальшивое обвинение против Луиса, обвиняя Коричневого Бомбардировщика в том, что он спрятал металлический брусок в своей правой перчатке в ночь блицкрига с Максом Шмелингом. Промоутер Майк Джакобс и Атлетическая Комиссия Штата Нью-Йорк пребывали в замешательстве. Напряжение нарастало, и требовалась какая-либо развязка, и она наступила.

Галенто не собирался сдаваться. Луис, вы должны это понять, не входил в ринг, чтобы участвовать в клоунаде. Он был столь же серьёзен как сердечный приступ. Так привычное галентовское «я убью этого мешка» раздражало его, раздражало подобно пропитанной потом рабочей робе среди блеска Сансет Плаза Драйв. Чем ближе становился бой, тем более уродливые формы приобретали выпады Галенто. Он звонил Луису по телефону среди ночи и оскорблял его расу и его семью. В течение церемонии представления перед боем, Галенто высказывал замечания сексуального характера относительно жены Луиса, изображая перед камерой, как бы он полировал её промежность. Обычно мягкий и невозмутимый Луис потерял самообладание, и это почти стоило ему его титула.

«Тони отпускал ужасные ругательства в мой адрес перед боем» — шептал мне Луис в течение нашего интервью. «Он достал меня, и я ненавидел его за это. Я никогда не ненавидел кого-либо раньше. Я решил наказать его прежде, чем нокаутирую. Я хотел, чтобы поединок перешёл в поздние раунды, но он продолжал обзывать меня грязными словами в течение боя. Так что — я закончил это».

Более чем 30 000 болельщиков заполнили стадион в ночь поединка. Галенто выходил андердогом с соотношением 6-1, с таким же шансом победить, как у вигвама — выстоять в урагане. Деньги ставились на то, что это не продлится и пяти раундов. Всё же опрос, проведённый институтом Гэллопа и опубликованный в «Нью-Йорк Таймс», показал, что 47 % людей были в углу Галенто — болельщики любят аутсайдеров. Места вокруг ринга были распроданы по цене 27,5 $. Дешёвые места на балконе разошлись по 2,5 $.

Вот история, которая нигде и никогда не была напечатана. Помните, что здесь вы услышали это первыми. Эту историю рассказал мне мой покойный отец, а, как известно каждому — ирландцы никогда не врут.

В ночь перед боем с Луисом, брат Тони пришёл в его бар и спросил Тони относительно пары свободных билетов на матч. Тони велел ему идти и стоять в очереди, так же, как и всем. Тогда его брат ударил его пивной бутылкой по голове. Доктор Стерн быстро зашил глубокую трёхдюймовую рану, и о происшествии умолчали, опасаясь того, что поединок будет отменён. Так что, Тони дрался с Луисом со свежей глубокой раной на голове. Сегодня бой отменили бы даже из-за лёгкого насморка.

«Первый же хороший удар, которым я достану его, отправит его на настил ринга», сказал Галенто слушателям, собравшимся в его баре. Он оказался почти прав. Весящий 233 и 3/4 фунта Галенто измывался над уступавшем ему в весе 33 фунта Луисом в течение всего первого раунда, и почти оглушил его своим ошеломляющим левым крюком, который заставил остекленеть глаза чемпиона. Луис возвратился в свой угол на подгибающихся ногах.

Галенто доставал Луиса также и во втором раунде, но, ближе к гонгу, был сбит — впервые в своей боксёрской карьере.
Его лицо превратилось в месиво, но его самый прекрасный миг был ещё впереди.
Луис не давал ему приблизится своим джэбом, пока внезапно, страшный левый крюк Галенто не появился подобно комете Галлея из ниоткуда. Поражённый Луис рухнул вниз.
Своды арены задрожали от волнения. Луис вскочил на счёт «два», но ноги не слушались его. В своём стремлении поскорее добить Луиса, Галенто бросился вперёд, рассекая ударами воздух, но Луис пережил этот раунд.
В четвёртом раунде Луис направил свою разрушительную машину на лицо Галенто.
Он избивал Тони настолько ужасно, что рефери Артур Донован остановил эту резню в 2:29 четвёртого раунда, когда только канаты поддерживали Галенто в вертикальном положении.
На следующее утро газета цитировала слова Галенто, написав: «Он не настолько хорош, как они оценивают его. Он не может держать удар. Я победил бы. Он толкнул меня, и я полетел вниз. Они не должны были останавливать бой».
Он не обмолвился о 23-х швах, наложенных на его раны. Он не упомянул о том, как он висел на канатах подобно связке сосисок  в витрине магазинчика деликатесов Марио, когда рефери Донован оттаскивал Луиса от него.
После этого всё пошло-поехало для Галенто кувырком. Хотя, в поединке с Лу Новой, он задал тому трёпку всей его жизни, перед тем как остановить его в 14-ом раунде, Галенто сам был избит так, как никогда прежде, в своих следующих двух поединках с братьями Бэр — Максом и Бадди. Макс всегда говорил, что он получил больше удовольствия от избиения Галенто, чем от выигрыша супертяжёлого титула в бою с Примо Карнерой в 1934 году.
Рэй Эркел сказал, что Макс Бэр был добродушным клоуном, который никогда не недолюбливал кого-либо, «… но он ненавидел Галенто с удвоенной силой. Он действительно хотел убить его. В ринге они оба проклинали друг друга так сильно, что люди на дешёвых местах могли слышать самые мерзкие ругательства».
Лицо Тони напоминало мешок слив, когда Макс остановил его в 8-ом раунде в Джерси-Сити 2 июля 1940 года. Его брат Бадди остановил Галенто в 7-ом раунде 8 апреля 1941 года в Вашингтоне. Борьба была столь же односторонней, как крушение воздушного лайнера. Маленький, кряжистый Тони не мог противопоставить ничего высокому (6 футов 6 дюймов) Бадди Бэру.

В течение 1942 года Галенто боролся за выживание, выступая в качестве рефери в борцовских схватках и дерясь с рестлерами на потеху толпе.

В 1943 году он вернулся на ринг и оглушил Эрби Катца в течение одного раунда. Затем, в 1944-ом, он нокаутировал Джека Сазека в Уичито. Наконец, после 15-ти лет карьеры и с рекордом 82-26-6 с 59-ю победами нокаутом, он ушёл.

Он пробовал сниматься. Он появился в роли головореза, наряду со своим товарищем по клубу «Мешок Месяца» Эйбом Саймоном и Тами Морилло, в фильме-лауреате премии Академии «В порту».

И, подобно Джейку ЛаМотте, он выступал в разговорном жанре «stand-up comedy». Они даже стали друзьями с Джо Луисом, и появились на телевидении, вместе просматривая фильм с их стародавним поединком, и комментируя ту шумиху в беззаботном, хорошем настроении.

Луис сказал мне: «Действительно, я полюбил этого сукиного сына. Он обладал тем, в чём эти парни испытывают недостаток сегодня — обаянием. Он мог бы победить большинство сегодняшних бойцов и стать миллионером десять раз. Он был рождён или слишком рано, или слишком поздно. Он был броском назад, к Джону Л. Салливану. Он был бы великим бойцом в боях без перчаток. Человек был абсолютно бесстрашен».

Двухтонный Тони Галенто умер 22 июля 1979 года, после трёхлетней борьбы с диабетом, которая стоила ему ампутации ступни, а позже и обеих ног. Мы — ребятишки, выросшие в Орандже, и знавшие его лучше, чем кто-либо ещё, мы никогда не знали грубого Тони. Мы видели только нежную, добросердечную и счастливо-удачливую сторону этого человека.

Тони Галенто всё ещё мой герой. Я всё ещё могу видеть его, нетерпеливо поднимающегося с канваса — поднимающегося, чтобы принять ещё более сильное наказание. Я всё ещё могу слышать его, говорящего: «В следующий раз я убью этого мешка».

Они не пришли — более жёсткие, чем Тони Галенто.

Лучшие советские боксеры-любители.

Янв 23, 2017 Категории История бокса 0 Комментариев
Лучшие советские боксеры-любители
Янв 23, 2017 0

В наше время в мире спорта широко распространена практика составления всевозможных рейтингов, в которых предпринимаются попытки расположить по ранжиру спортсменов, которые по различным причинам не могут вступить в непосредственное противостояние. Так, в профессиональном боксе давно уже укоренилось так называемая сиcтема Pound For Pound где путем экспертного опроса определяется расстановка лучших боксеров, независимо от весовых категорий. А вот в любительском боксе такой подход особого применения пока не получил. Поэтому показалось любопытным попытаться составить подобный рейтинг для советских боксеров-любителей. И пусть далеко не всех кандидатов на попадание в подобный список я наблюдал на ринге  в онлайновом режиме — о ком-то только читал, кого-то видел лишь в эпизодических фрагментах хроники. Но сама возможность поговорить об отечественной школе бокса и вспомнить всех самых значительных её фигур меня весьма привлекла.
На мой взгляд, советскую школу бокса от боксерских школ других стран отличал тот факт, что внутри неё существовали и взаимодействовали школы различных республик и регионов, каждая из которых обладала собственной самобытностью. Поэтому ведущие советские боксеры были в большинстве своем непохожи друг на друга по манере ведения боя, что создавало существенные проблемы их зарубежным противникам. Но тем не менее практически все из них выделялись неплохой технико-тактической выучкой. Правда, предпринимавшееся в своё время  административного вмешательства в развитие бокса в стране (искусственное омоложение сборной команды, попытки слепого копирования зарубежных методик  или насильственного повсеместного внедрения  определенной боевой манеры)  оказало некоторое негативное влияние. Также, существовали определенные проблемы с умением подвести спортсменов в наилучшей физической форме и отменном психологическом состоянии к главным международным состязаниям. Но и несмотря на это, достижения советского бокса следует признать весьма существенными. А главное, что из его недр вышло немалое количество ярких и самобытных личностей, пусть и не все из них сумели полностью реализовать свой потенциал. Теперь перейду непосредственно к выделению наиболее значительных представителей советской школы любительского бокса.
Для начала я решил определить какие-либо объективные критерии отбора, а уже потом из составленного таким образом списка выбрать десятку лучших на свой личный, субъективный взгляд. После некоторых размышлений я решил принимать к рассмотрению тех советских боксеров любителей, кто неоднократно выигрывал крупнейшие международные турниры (Олимпиады, чемпионаты Мира и Европы). Такие соревнования, как Кубок Мира и Игры Доброй Воли я не стал учитывать по причине их недостаточной, на мой взгляд, представительности, но победы в них упоминал для спортсменов, попавших в список по основным критериям. Уточняю, что во внимание принимались только титулы, завоеванные боксерами в составе именно сборной СССР. При определении порядка расположения участников списка сначала в расчет брались достижения на международной арене в соответствии со значимостью соревнований, а затем уже – на всесоюзной.

Так что, предлагаю вашему вниманию перечень самых именитых советских боксеров-любителей с перечислением титулов и краткой характеристикой каждого (указывался тот вес, с которым связаны главные достижения данного бойца и их временной промежуток).

1.   Борис Лагутин (1-ый средний вес, 71 кг., 1959-1968 г.г.). Двукратный олимпийский чемпион, двукратный чемпион Европы, шестикратный чемпион СССР,  бронзовый медалист Олимпийских игр. Единственный советский боксер, дважды выигрывавший Олимпиады и трижды в них участвовавший. Отличался рациональной классической манерой ведения боя ,  волевым характером, джентльменским поведением на ринге и серьезным подходом к тренировочному процессу. На внутрисоюзных турнирах запомнился проходившим с переменным успехом соперничеством с более молодым и феноменально одаренным Виктором Агеевым.
2.   Олег Григорьев (легчайший вес, 54 кг., 1957-1967 г.г.). Олимпийский чемпион, трехкратный чемпион Европы, шестикратный чемпион СССР,  серебряный медалист чемпионата Европы. Приверженец высокотехничной, интеллектуальной и элегантной манеры ведения боя; дальновидный тактик, уверенно чувствовавший себя на любой дистанции.  В финале Олимпиады-1960 в Риме убедительно победил «хозяина ринга» итальянца Дзампарини, несмотря на то, что того неистово поддерживала темпераментная публика. На своих вторых Олимпийских Играх в 1964 г. в Токио в четветьфинальном поединке с мексиканцем Мендосой стал жертвой спорного судейского решения.
3.   Дан Позняк (полутяжелый вес, 81 кг., 1960-1969 г.г.). Олимпийский чемпион, трехкратный чемпион Европы, четырехкратный чемпион СССР,  бронзовый медалист чемпионата Европы. Воспитанник литовской школы бокса. Благодаря, твердому и упорному характеру в ходе своей карьеры постоянно прибавлял в мастерстве. Отличался отменной физической подготовкой, хладнокровием и расчетливостью, владел мощным ударом правой. Главных своих побед  добился уже в довольно зрелом для боксера-любителя возрасте, причем, в те времена, когда в советском боксе преобладала тенденция тотального омоложения. Может быть, на фоне ряда других членов блестящей сборной СССР 60-тых годов 20-ого века смотрелся и не так ярко, но зато с точки зрения степени реализации своего потенциала мало кто может с ним сравниться. После окончания спортивной карьеры выступал в качестве рефери.
4.   Владимир Енгибарян (1-ый полусредний вес, 63,5 кг., 1953-1960 г.г.). Олимпийский чемпион, трехкратный чемпион Европы, трехкратный чемпион СССР,  бронзовый медалист чемпионата Европы. Родоначальник и блестящий представитель армянской школы бокса. Ему была свойственна игровая манера ведения боя. Скрытый левша, мастер изящных и стремительных перемещений по рингу с внезапной сменой направления, хитроумных финтов, виртуозной защиты и неожиданных контратакующих выпадов. Вершиной его карьеры стала победа на Олимпиаде в Мельбурне в 1956 г. Как и Дан Позняк, после окончания спортивной карьеры выступал в качестве рефери.
5.   Валерий Попенченко (2-ой средний вес, 75 кг., 1960-1965 г.г.). Олимпийский чемпион, двукратный чемпион Европы, шестикратный чемпион СССР. Обладатель Кубка Вэла Баркера, как лучший боксер Олимпиады-1964 в Токио. Сторонник остроатакующей манеры ведения боя. Сочетал умение проводить разнообразные многоударные комбинации со способностью нанести неотразимый одиночный нокаутирующий удар. Однако, путь к признанию был весьма непрост. Одно время его не допускали к международным соревнованиям, мотивируя это несоответствием его стиля эталонам «игрового бокса», который тогда пытались культивировать во всесоюзном масштабе. Но при поддержке своего тренера Г.Ф. Кусикьянца  Попенченко сумел сохранить верность своей самобытной манере. Главную свою победу он одержал в полуфинале токийской Олимпиады над неудобным и «вязким» поляком Тадеушем Валасеком, с которым до этого имел отрицательный баланс личных поединков. Завоевав все  возможные в то время в любительском боксе титулы, завершил свою карьеру из-за отсутствия стимулов для дальнейшего саморазвития. Трагически погиб в возрасте 37 лет.
6.   Станислав Степашкин (полулегкий вес, 57 кг., 1960-1968 г.г.). Олимпийский чемпион, двукратный чемпион Европы, трехкратный чемпион СССР. Мастер боя на ближней и средней дистанциях, выделявшийся крайней самоотверженностью. Был способен поддерживать высочайший темп в ходе всего поединка. На Олимпиаде-1964 в Токио рассматривался в качестве претендента на Кубок Вэла Баркера, вручаемого лучшему боксеру турнира. Но в итоге предпочтение было отдано другому советскому боксеру – Валерию Попенченко, так как в финальном бою последний выглядел более ярко, нокаутировав представителя Объединенной Команды Германии Шульца уже в первом раунде. Степашкину же в финале пришлось преодолевать упорное сопротивление настырного филиппинца Виллануэвы, о чем свидетельствовал и счет судейских записок 3-2.
7.   Геннадий Шатков (2-ой средний вес, 75 кг., 1953-1960 г.г.). Олимпийский чемпион, двукратный чемпион Европы, трехкратный чемпион СССР. Обладал мощным нокаутирующим ударом с обеих рук и сбалансированной, эффективной техникой, как атакующих, так и защитных действий. На римской Олимпиаде 1960 г. в интересах команды выступал в полутяжелом весе и в четвертьфинале уступил 18-летнему американцу Кассиусу Клею, впоследствии ставшему суперзвездой профессионального бокса и более известному под именем Мохаммеда Али. После окончания спортивной карьеры посвятил себя научной деятельности.
8.   Вячеслав Лемешев (2-ой средний вес, 75 кг., 1972-1976 г.г.). Олимпийский чемпион, двукратный чемпион Европы, чемпион СССР. Исключительно одаренный боксер. Обладал высокой маневренностью, феноменальной реакцией и неотразимым опережающим прямым правым ударом. Его карьера началась чрезвычайно ярко. Попав в двадцатилетнем возрасте на Олимпиаду-1972 в Мюнхене в качестве своеобразного джокера и имея в своем активе победы только в юниорских турнирах, Лемешев сумел занять 1-ое место, уверенно одолев всех своих соперников, в том числе, и будущего чемпиона мира среди профессионалов Марвина Джонсона из США. С наибольшим успехом выступал именно на международных соревнованиях. Чемпионом же СССР сумел стать лишь однажды – и то не в привычном для себя 2-ом среднем весе, а в полутяжелом. Однако, из-за недостаточно серьезного отношения к тренировкам и к соблюдению спортивного режима не смог в полной мере реализовать весь свой недюжинный потенциал. Имел проблемы с адаптацией к повседневной жизни после  расставания с большим спортом. Преждевременно ушел из жизни в 1996 г.
9.   Шамиль Сабиров (1-ый наилегчайший вес, 48 кг., 1978-1983 г.г.) Олимпийский чемпион, чемпион Европы, двукратный чемпион СССР,  бронзовый медалист чемпионата Европы. Воспитанник краснодарской школы бокса. Единственный представитель сборной СССР, завоевавший золотую медаль на Олимпиаде-1980 в Москве. Добился наибольших международных успехов среди советских «мухачей».
10.    Исраил Акопкохян (1-ый средний вес, 71 кг., 1979-1991 г.г.). Чемпион мира, трехкратный чемпион Европы, шестикратный чемпион СССР,  серебряный медалист чемпионата мира, обладатель Кубка мира, двукратный победитель Игр Доброй Воли. Продолжатель традиций армянской школы бокса. Яркий представитель игрового, элегантного стиля. В его весьма продолжительной карьере случались и «взлёты» и спады. Впервые громко заявил о себе на взрослом ринге  в 18-летнем возрасте, выиграв в 1979 г. Спартакиаду народов СССР, опередив при этом Серика Конакбаева. В 1980 г. завоевал право выступать на московской Олимпиаде, но там уступил  уже в первом бою будущему победителю турнира кубинцу Альдаме в упорной борьбе со счетом судейских записок 3-2. После этой неудачи несколько лет не попадал в состав сборной страны на крупнейшие международные состязания, несмотря на регулярные успехи во внутренних соревнованиях. Но затем, всё-таки, сумел отстоять своё право выступать на международной арене и добился при этом значительных достижений, главным из которых является победа на чемпионате мира 1989 г. в Москве. Последние его успехи в международных соревнованиях датированы 1991 г., когда он стал в третий раз чемпионом Европы и занял 2-ое место на чемпионате мира.
11.    Василий Шишов (1-ый полусредний вес, 63,5 кг., 1981-1987 г.г.)Чемпион мира, трехкратный чемпион Европы, пятикратный чемпион СССР, обладатель Кубка мира. Действовал в игровой, контратакующей манере. Не обладая мощным нокаутирующим ударом, добивался успехов за счет высокой скорости, отточенной техники и умения обмануть противника. Но, как и многие другие яркие советские боксеры середины 80-тых годов 20-го века так и не получил возможности выступить на Олимпийских играх. Завершил карьеру из-за серьезной травмы ноги.
12.    Александр Ягубкин (1-ый тяжелый вес, 91 кг.,  1980-1987 г.г.). Чемпион мира, трехкратный чемпион Европы, четырехкратный чемпион СССР, двукратный обладатель Кубка мира, абсолютный чемпион СССР. Воспитанник донецкой школы бокса. Сочетал физическую мощь с неплохой для его внушительных габаритов скоростью и достаточной технической оснащенностью. Доминировал на международной арене в 1-ом тяжелом весе со времени его введения до момента появления феноменального кубинца Феликса Савона. Но и ему  судьба так и не представила шанса проявить себя на олимпийском ринге.
13.    Константин Цзю (1-ый полусредний вес, 63,5 кг., 1988-1991 г.г.). Чемпион мира, двукратный чемпион Европы, трехкратный чемпион СССР, победитель Игр Доброй Воли. На чемпионате Европы 1991 г. получил приз лучшему боксеру турнира. Незаурядная природная одаренность позволила ему уже в юном возрасте попасть в состав сборной СССР. Правда, на раннем этапе его любительской карьеры случались и такие неудачи, как поражение от Орзубека Назарова в финале чемпионата СССР 1988 г. и два проигрыша представителю ГДР Андреасу Цулову на Олимпиаде-1988 в Сеуле и чемпионате мира 1989 г. в Москве. Но у обоих своих обидчиков впоследствии Цзю сумел  взять реванш. Добивался успехов благодаря нестандартной манере ведения боя, врожденному чувству дистанции, богатому арсеналу технических и тактических приемов, хорошо поставленному удару правой. После победы на чемпионате мира 1991 г. перешел в профессионалы, где также сумел реализовать свой недюжинный потенциал, добившись наибольших достижений среди всех боксеров постсоветского пространства.
14.    Виктор Савченко (1-ый средний вес, 71 кг. , 1975-1980 г.г.). Чемпион мира, чемпион Европы, двукратный чемпион СССР, серебряный и бронзовый медалист Олимпийских игр, двукратный серебряный медалист чемпионатов Европы. Воспитанник украинской школы бокса. Обладатель мощного нокаутирующего удара, сторонник остроатакующей, агрессивной манеры ведения боя. Его международная карьера прошла под знаком принципиального соперничества с польским боксером Ежи Рыбицким, с которым он дважды встречался в полуфиналах Олимпиад. Проиграв поляку в Монреале-1976, в Москве-1980 Савченко сумел взять реванш, но в финале того турнира он всё  же уступил кубинцу Хосе Гомесу.
15.    Александр Кошкин (1-ый средний вес, 71 кг. , 1979-1982 г.г.). Чемпион мира, чемпион Европы,  чемпион СССР, серебряный  медалист Олимпийских игр. Боксировал в классической манере преимущественно на дальней дистанции, обладал нокаутирующим ударом. Самой значительной своей победы добился на чемпионате мира 1982 г., где сумел взять реванш у кубинца Армандо Мартинеса, которому до этого проиграл в финале московской Олимпиады 1980 г.
16.    Юрий Александров (легчайший вес, 54 кг. , 1982-1989 г.г.). Чемпион мира, чемпион Европы, четырехкратный чемпион СССР, бронзовый медалист чемпионата мира, серебряный медалист чемпионата Европы. Самой яркой своей победы добился в 18-тилетнем возрасте на чемпионате мира 1982 г., будучи дебютантом крупных международных соревнований. Сочетал хорошую техническую оснащенность с высоким темпом ведения боя. Возможности выступить на Олимпийских играх не получил.
17.    Игорь Ружников (1-ый полусредний вес, 63,5 кг. ,  1985-1989 г.г.) Чемпион мира, чемпион Европы,  чемпион СССР, победитель Игр Доброй Воли. Воспитанник казахстанской школы бокса. Действовал на ринге в высокотехничной манере, отличался хорошей скоростью работы рук. В начале своей карьеры некоторое время не мог пробиться в состав сборной страны на крупные международные соревнования, уступая в конкуренции с такими сильными боксерами, как Василий Шишов и Вячеслав Яновский. Но в 1989 г. после ухода из любительского бокса вышеупомянутых спортсменов сумел выиграть все проводившиеся тогда крупные турниры. В полуфинале Игр Доброй Воли 1986 г. в Москве победил совсем юного тогда американца Роя Джонса – будущую суперзвезду профессионального бокса.
18.    Юрий Арбачаков (2-ой наилегчайший вес, 51 кг., 1986-1989 г.г.). Чемпион мира, чемпион Европы,  чемпион СССР. Яркий, нестандартный боксер, отличавшийся стремительностью действий на ринге. Всех своих самых значительных побед в любительском боксе добился в 1989 г. После чего перешел в профессионалы, где стал первым российским чемпионом мира.
19.    Ричардас Тамулис (2-ой полусредний вес, 67 кг., 1958-1967 г.г.). Трехкратный чемпион Европы, пятикратный чемпион СССР, серебряный  медалист Олимпийских игр. Один из ярких представителей литовской школы бокса. Левша с сильным ударом. Его действия отличались одновременно и быстротой и расчетливостью, прекрасно ориентировался в любом эпизоде боя, отлично передвигался по рингу и чувствовал дистанцию. К сожалению, его постоянно преследовали травмы рук, мешавшие ещё более полной реализации природного таланта. В финале токийской Олимпиады 1964 г. в равном и напряженном бою судьи признали победителем соперника литовца – поляка Каспшика.
20.    Виктор Рыбаков (полулегкий вес, 57 кг., 1975-1982 г.г.). Трехкратный чемпион Европы, семикратный чемпион СССР, двукратный бронзовый медалист Олимпийских игр, бронзовый медалист чемпионата Европы. Четырежды признавался лучшим боксером чемпионатов Европы. Воспитанник магаданской школы бокса, откуда кроме него вышли и такие яркие бойцы, как Игорь Высоцкий и Александр Лебзяк. Блестящий техник и тактик, для которого не было никаких тайн на ринге. Завоевывал золото чемпионатов Европы в трех разных весовых категориях. Однако, на Олимпиадах удача отворачивалась от Рыбакова. Он дважды уступал в полуфиналах этих соревнований с одинаковым счетом судейских записок 4-1 – в 1976 г. в Монреале  американцу Муни, а в 1980 г. в Москве Финку из ГДР.
21.   Андрей Абрамов (тяжелый вес, св 81 кг., 1957-1964 г.г.). Трехкратный чемпион Европы, шестикратный чемпион СССР,  серебряный медалист чемпионата Европы. Обладатель могучего телосложения и мощного нокаутирующего удара. На протяжении нескольких лет безоговорочно доминировал на европейском и внутрисоюзном ринге. Однако, иногда его подводила недостаточная психологическая устойчивость, из-за чего он потерпел поражение на Олимпиаде-1960 в Риме от уступавшего ему в классе итальянца де Пикколли.
22.    Серик Конакбаев (1-ый полусредний вес, 63,5 кг. , 1979-1984 г.г.). Двукратный чемпион Европы, двукратный чемпион СССР, двукратный обладатель Кубка мира, серебряный  медалист Олимпийских игр и чемпионата мира. Один из самых ярких представителей школы бокса Казахстана. Его действия на ринге отличались изяществом, элегантностью, изобретательностью и неповторимой пластикой движений. Знаковым соперником в карьере Конакбаева стал итальянец Патрицио Олива. В финале чемпионата Европы 1979 г. победителем их поединка вышел советский боксер. Но в решающем поединке московской Олимпиады-1980 итальянец взял реванш и получил кубок Вэла Баркера, как лучший боксер турнира. В том бою, как и в финале чемпионата мира 1982 г. против американца Марка Бриланда, сказалась некоторая нехватка у Конакбаева физической мощи. После ухода из большого спорта пробовал свои силы в качестве киноактера, снявшись в советском боевике «Тайны мадам Вонг».
23.    Владислав Засыпко (2-ой наилегчайший вес, 51 кг. , 1973-1976 г.г.). Двукратный чемпион Европы, двукратный чемпион СССР, бронзовый медалист чемпионата мира. Первый представитель донецкой школы бокса, добившийся значительных успехов на международной арене. Однако, завоевать право выступать на Олимпийских играх ему так и не удалось.
24.    Анатолий Климанов (1-ый средний вес, 71 кг. , 1970-1978 г.г.). Двукратный чемпион Европы, чемпион СССР, бронзовый медалист чемпионата мира. Отличался хорошей выносливостью и высоким темпом ведения боя. На внутреннем ринге  выступал во 2-ом среднем весе , где в то время сконцентрировалось большое количество сильных бойцов – таких, как Вячеслав Лемешев, Руфат Рискиев, Юозас Юоцявичус. Поэтому на международной арене в интересах команды переходил в другие категории. Так в 1973 г. он выиграл чемпионат Европы в 1-ом среднем весе до 71 кг., а в 1975-ом – в полутяжелом до 81 кг. На Олимпиаде 1976 г. в Монреале на предварительной стадии уступил будущему победителю турнира Леону Спинксу из США, который впоследствии в профессионалах прославился победой над Мохаммедом Али.
25.    Альгирдас Шоцикас (тяжелый вес, св. 81 кг. ., 1949-1956 г.г.). Двукратный чемпион Европы, шестикратный чемпион СССР. Пожалуй, самый одаренный тяжеловес за всю историю советского бокса. Обладал  развитой интуицией, отточенной техникой, нестандартной манерой ведения боя и неотразимым ударом левой. В историю вошло его  противостояние с легендарным Николаем Королевым. На Олимпиаде 1952 г. в Хельсинки потерпел досадное поражение от южноафриканца Нимана, пропустив нокаутирующий удар сразу после гонга при попытке пожать руки противнику. К сожалению, не обладал достаточной способностью держать удар, из-за чего его карьера завершилась несколько преждевременно. После этого продолжал развивать традиции литовского бокса на тренерском  поприще, воспитав, в частности, таких известных бойцов, как Ричардас Тамулис и Ионас Чепулис.
26.   Евгений Горстков (тяжелый вес, св. 81 кг. , 1973-1980 г.г.). Двукратный чемпион Европы, четырехкратный чемпион СССР, четырехкратный абсолютный чемпион СССР. Обладая весьма внушительными габаритами , тем не менее делал ставку на высокую подвижность в ринге, искусную технику и тонкий тактический расчет. На протяжении многих лет успешно выдерживал во внутренних соревнованиях конкуренцию со стороны целой плеяды одаренных  тяжеловесов  — таких как, Игорь Высоцкий, Петр Заев, Виктор Ульянич, Виктор Иванов и др. Но в состав сборной СССР для выступления на Олимпийских Играх так и не смог пробиться.
27.    Виктор Агеев (1-ый средний вес, 71 кг. , 1961-1968 г.г.). Двукратный чемпион Европы, четырехкратный чемпион СССР. Наверное, самый одаренный и нестандартный советский боксер за всю историю. Блестящая реакция, необыкновенная координированность и отменное чувство дистанции  позволяли ему боксировать в открытой стойке с опущенными руками, что делало его действия в ринге непредсказуемыми для противников. Особенные дивиденды его неординарность  приносила на международной арене, где он не знал поражений. Однако, кипучая натура Агеева требовала выплеска эмоций не только на ринге, но и в повседневной жизни, где в молодые годы он не отличался особой дисциплинированностью и законопослушностью. Своеобразный «инфант террибль» отечественного бокса. Дважды уступал право выступления на Олимпиадах своему принципиальному сопернику Борису Лагутину, хотя общий баланс их противостояния на протяжении нескольких лет в итоге оказался равным. Из-за проблем с советскими органами правопорядка преждевременно завершил  свою спортивную карьеру.
28.   Виктор Трегубов (1-ый средний вес, 71 кг. , 1964-1973 г.г.). Двукратный чемпион Европы, четырехкратный чемпион СССР. Прошел боевую закалку в противостоянии с такими корифеями отечественного бокса, как  Виктор Агеев, Борис Лагутин, Ричардас Тамулис. После их ухода из бокса несколько лет господствовал на европейской и всесоюзной аренах. Но в четвертьфинале Олимпиады-1972  в Мюнхене со счетом судейских записок 3-2 уступил Алану Минтеру из Великобритании, в будущем довольно ярко проявившему себя на профессиональном ринге.
29.    Валерий Фролов (1-ый полусредний вес, 63,5 кг. , 1964-1969 г.г.). Двукратный чемпион Европы. Несколько лет подряд уступал на внутрисоюзных соревнованиях своему однофамильцу Евгению. Но после окончания карьеры последнего сполна использовал представившийся шанс проявить себя на международной арене. Правда, чемпионом СССР он стать так и не сумел.
30.    Валерий Лимасов (1-ый полусредний вес, 63,5 кг. , 1975-1977 г.г. ). Двукратный чемпион Европы. Его карьера — ещё одно доказательство того, что в своё время советским боксерам было легче выиграть чемпионат Европы, чем первенство СССР. На Олимпиаде 1976 г. в Монреале на предварительной стадии уступил будущему победителю турнира Рэю Леонарду  из США, который впоследствии в профессионалах зарекомендовал себя, как один из самых лучших боксеров за всю историю.

Также, считаю необходимым хотя бы перечислить советских боксеров, имеющих в своем активе единичные победы на Олимпиадах и чемпионатах мира.

Олимпийские чемпионы: Владимир Сафронов (полулегкий вес, 57 кг., 1956 г.), Валериан Соколов (легчайший вес, 54 кг.,  1968 г.), Борис Кузнецов (полулегкий вес, 57 кг.,  1972 г.), Вячеслав Яновский (1-ый полусредний вес, 63,5 кг.,  1988 г.).

Чемпионы Мира: Василий Соломин (легкий вес, 60 кг. 1974 г.) – лучший боксер чемпионата мира 1974 г.; Руфат Рискиев (2-ой средний вес, 75 кг., 1974 г.); Валерий Львов (1-ый полусредний вес, 63,5 кг.,  1978 г.); Валерий Рачков (2-ой полусредний вес, 67 кг., 1978 г.); Айрат Хаматов (полулегкий вес, 57 кг., 1989 г.); Андрей Курнявка (2-ой средний вес, 75 кг., 1989 г.).

Стоит отметить, что на крупнейших международных соревнованиях советские боксеры стали выступать с 1952 г. А среди представителей поколения, чья карьера пришлась на более раннее время,  тоже были весьма яркие личности. Поэтому для корректности исследования не могу не перечислить тех из них, кто добился наибольших у спехов на всесоюзной арене.

1.   Сергей Щербаков (2-ой полусредний вес, 67 кг., 1944-1953 г.г.). Десятикратный чемпион СССР, серебряный медалист Олимпийских игр и чемпионата Европы. Отличался колоссальной работоспособностью и волей к победе. Из всех боксеров того поколения его манера ведения боя наиболее подходила для профессионального ринга. В частности, регулярно и успешно применял такой технический прием, как «солнышко Демпси», названный по имени знаменитого американского тяжеловеса-профессионала. На закате своей карьеры Щербаков все-таки получил возможность выступить в крупнейших международных соревнованиях. Но в финалах Олипиады-1952 в Хельсинки и чемпионата Европы 1953 г. уступал поляку Зтигмунду Хыхле, которого ранее побеждал в товарищеской встрече. Достиг значительных успехов и на тренерской работе.
2.   Николай Королев (тяжелый вес, св. 79,5 кг. , 1936-1953 г.г.). Девятикратный чемпион СССР, четырехкратный абсолютный чемпион СССР. При незаурядной физической мощи и могучем  нокаутирующем ударе обладал и довольно высокой технической и тактической подготовкой. В историю советского бокса вошли его противостояния с Виктором Михайловым в конце 1930-тых г.г. и с Альгирдасом Шоцикасом – в конце 1940-вых-наачале 1950-тых г.г. В свое время пытался добиться права на встречу с тогдашним чемпионом мира среди тяжеловесов-профессионалов Джо Луисом. Но разрешения советского правительства на этот бой не получил. В годы Великой Оттечественной Войны некоторое время действовал в составе знаменитого партизанского отряда Дмитрия Медведева. В советской литературе часто упоминался эпизод, когда с помощью только своих кулаков справился сразу с несколькими вооруженными  немецкими солдатами, а затем несколько километров нес на своих плечах раненого командира.
3.   Евгений Огуренков (1-ый средний вес, 73 кг.,  1934-1947 г.г.). Семикратный чемпион СССР, абсолютный чемпион СССР. Будучи средневесом, в абсолютных чемпионатах СССР успешно соперничал с лучшими тяжеловесами страны. В 1947 г. в товарищеской встрече победил будущего трехкратного олимпийского чемпиона Ласло Паппа из Венгрии.
4.   Виктор Михайлов (полутяжелый вес, до. 79,5 кг. ,  1927-1939 г.г.). Семикратный чемпион СССР, абсолютный чемпион СССР. Один из основоположников традиций советского бокса. Отличался высокой культурой движений и великолепно поставленным ударом. Перейдя на тренерскую работу, успешно передавал свой богатейший опыт следующим поколениям отечественных боксеров.
5.   Анатолий Грейнер (легкий вес, 60 кг., 1936-1954 г.г.). Семикратный чемпион СССР. Наиболее яркий представитель «первой волны» украинского бокса. Отличался современной для того времени техникой и умением вести бой на разных дистанциях.

Теперь же представляю десятку лучших, на мой взгляд, советских боксеров, которую я составил из вышеприведенного списка, основываясь не только на количестве завоеванных тем или иным спортсменом титулов, но на таких критериях, как: харизматичность; самобытность и яркость стиля; степень реализованности природного потенциала; след, оставленный в памяти любителей спорта. Также, я старался включить в этот список представителей разных поколений и школ советского бокса, чтобы более полно отразить его историю.

1.   Валерий Попенченко. Именно он в наибольшей степени соответствует взятым мной за основу критериям. При моем выборе сыграл свою роль и тот факт, что это единственный советский боксер, завоевавший Кубок Вэла Баркера.
2.   Борис Лагутин.  Самому титулованному советскому боксеру я отвел только второе место из-за некоторой сухости и академичности его стиля и определенной недосказанности в противостоянии с Виктором Агевым.
3.   Владимир Енгибарян. Включен в первую тройку за яркий, неповторимый стиль и за неоценимый вклад, внесенный им в формирование традиций самобытной армянской школы бокса.
4.    Олег Григорьев.  Универсальный, сбалансированный и гармоничный стиль вкупе со значительным количеством завоеванных титулов заслуживают весьма высокой оценки.
5.   Николай Королев. Самый легендарный и харизматичный представитель своего поколения. Вошел в народную память, как своеобразный эпический герой.
6.   Виктор Агеев. Без этой исключительно талантливой и самобытной личности данный список никак не мог обойтись. Хотя, по ряду причин свой богатейший потенциал Агеев реализовал и не полностью.
7.   Виктор Рыбаков. В поколении советских боксеров второй половины 1970-тых годов именно Рыбаков считался самой яркой фигурой, несмотря на то, что олимпийской вершины он так и не достиг. Но четыре приза лучшему боксеру Европы говорят сами за себя.
8.   Александр Ягубкин. Яркий и успешный представитель поколения советских боксеров первой половины 1980-тых годов, лишенного по политическим мотивам возможности участвовать в Олимпиаде-1984 в Лос-Анджелесе. Включен в список ещё и потому, что является единственным советским тяжеловесом, побеждавшим не только на европейских, но и на мировых форумах бокса.
9.   Дан Позняк.  Из целой плеяды замечательных литовских боксеров мной отмечен именно Позняк за крайнее упорство в достижении цели и высокую степень реализации природных способностей.
10.    Константин Цзю. Пусть на высшем уровне любительского бокса Цзю находился и не слишком продолжительное время, но я не мог обойти его стороной при составлении этого списка, как обладателя незаурядного таланта, и как некую знаковую фигуру, связывающую между собой принципиально разные эпохи отечественного бокса.

В заключение хотелось бы отметить, что кроме упомянутых выше боксеров в отечественном боксе было много и других достаточно ярких личностей , пусть и не добившихся столь громких титулов. Но такие имена, как: Вилликтон Баранников, Алоиз Туминьш, Алексей Киселев, Олег Каратаев, Игорь Высоцкий, Петр Заев, Виктор Демьяненко, Виктор Мирошниченко, Нурмагомед Шанавазов, Орзубек Назаров и многие другие до сих пор остаются в памяти поклонников нашего бокса.

АТОМ (идея — komar).

www.boxers.ru

Биться надо грязно

Янв 22, 2017 Категории История бокса 0 Комментариев
Янв 22, 2017 0

БИТЬСЯ НАДО ГРЯЗНО
Фритци Зивик, записано — Майрон Коуп, перевод — Ramon
1959 Boxing Yearbook

Время от времени я вижу комплименты в газетах и журналах типа «Фритци Зивик не был самым грязным боксером в истории, Греб был грязнее». Или «Зивик всегда старался не наносить запрещенный удар, если он не знал, куда он точно попадет».

Приятно, что тебя помнят. Конечно, найдутся люди, которые скажут, что память о тебе как о грязном боксере — не самая лучшая похвала, но у каждого своя система ценностей, и, как однажды сказал Дэн Паркер, я — образец цивилизованности.

Бокс — мой бизнес, и это грязный бизнес как внутри, так и снаружи ринга.

Я не поношу бокс. Я сделал много денег (которые таинственно улетучились), и мне нравилось драться. Но когда ты дерешься за деньги, если ты умен, ты будешь использовать все, что ты знаешь. Если бы я не знал тьму-тьмущую всяких приемов, я бы не смог выиграть пояс в полусреднем весе у Генри Армстронга, который их знал ровно столько же.

Боксер, менеджер, промоутер — я побыл всеми тремя, так что, наверное, я могу преподать краткий курс по высшему боданию и ударам локтями, открытыми перчатками и пальцами, с дополнительными лекциями по экономической необходимости периодического придерживания противника и другим важным предметам.

Посмотрите на трех лучших боксеров всех времен — Джека Джонсона, Джека Демпси и Гарри Греба. Все — замечательно грязные бойцы. Посмотрите на троих лучших сегодняшних чемпионов — Рокки Марчиано, одного из лучших специалистов по ударам после гонга, которого я когда-либо видел, «красавчика» Арчи Мура и бойца из подворотни Сэнди Сэддлера. Для них свод правил — вещь, которой можно кого-нибудь долбануть, если она под рукой.

Правую руку Демпси называли машиной-пушкой, но Джек мне как-то сказал, что его любимым оружием была двойная левая — в пах и затем в голову. Именно так он и нокаутировал Джека Шарки; у меня есть запись дома.

Многие старики скажут, что Джек Джонсон был лучшим боксером в истории. Толстый Люк Карни, который тренировал меня, был в углу Фрэнка Морана из Питтсбурга, когда тот бился в 20-раундовом титульном бою с Джонсоном в Париже. До самой своей смерти Люк утверждал, что никогда не видел никого, кто бы сравнился с Джонсоном. Выпрямившись, Джонсон стоял перед Мораном и дразнил его: «Давай, Фрэнки, ударь ниггера. Давай, Фрэнки, ударь ниггера». Это отлично работало.

Когда Моран двигался на него, Джонсон блокировал удары предплечьями, потом подталкивал его в плечи и неожиданно рассекал его лицо движением кисти вниз-наружу. Он хватал бицепсы Морана и сжимал их своими мощными руками, пока руки Морана не стали болеть. После боя Люку пришлось на несколько часов уложить Морана в солевую ванну, у Морана были рубцы по всему телу и лицу. «Я никогда не видел такого рассеченного лица, как у Фрэнка», — сказал мне Люк.

Ни один из них не получил ни цента за бой, промоутеры сбежали с деньгами. Как я и говорил, бокс — не самый лучший бизнес в мире.

Гарри Греб, у которого были пояса в среднем и полутяжелом весе, считается самым грязным боксером в истории, что меня несколько раздражает. Ладно, я согласен на то, чтобы меня считали вторым наигрязнейшим боксером, но рейтинг Греба означает, что я даже не являюсь самым грязным боксером из моего района Питтсбурга. Греб жил прямо за горой. Мой старший брат Джек говорил мне, что, если поднять ногу достаточно высоко, то Греб тебя ударит по подошве. Вообще, Греб как-то откусил хороший кусок плеча противника.

Я сам был не так плох, если я говорю об этом. Как бы иначе я выиграл пояс в полусреднем весе у Армстронга, который часто промахивался левым боковым, чтобы долбануть тебя локтем по лицу?

Сейчас Армстронг подался в проповедники на Западном побережье, насколько я знаю, но давайте я вам расскажу об Армстронге, с которым я бился 4 октября 1940 года в Мэдисон Сквер Гардене.

В первом раунде Армстронг был очень активен; его называли Вечным двигателем и это имя хорошо ему подходило. Я видел бойцов и панчеров лучше него, но ни у кого не было такого стиля. Его было сложнее всех в мире удержать в клинче. Он упирался головой в твою грудь и толкал тебя, при этом он обрабатывал твой корпус кулаками и локтями.

Ну, как я и сказал, он был очень активен в первом раунде. Он бил ниже пояса, душил меня, бил головой, пользовался пальцами перчаток. Судья, Артур Донован, ни разу его не предупредил. Короче, я был ужасно избит в первых трех или четырех раундах. Я думал о Кадиллаке, который я бы купил, если бы выиграл пояс, и я не хотел проигрывать раунды из-за фолов. Он был чемпионом, он был любимцем Майка Джейкобса, ко мне судья относился бы более строго, чем к нему.

Наконец, после шестого раунда я сказал себе, что все 15 раундов я так не протяну. Это был мой первый 15-раундовый бой и драться с Армстронгом было как драться с тремя, настолько он был активен. Короче, когда начался седьмой раунд, я вышел и всадил ему левый боковой прямо в пах. Я сделал это несколько раз, и Донован заметил, что я, скажем так, изменил свою манеру боя. Он нас развел где-то на пять секунд, и я никогда не забуду того, что он сказал: «Ребята, если вы хотите так драться, то я не против».

Отличный судья, этот Донован. Это было все, что я хотел услышать.

Я подтянул трусы и принялся за работу. Я бил его ниже пояса и говорил: «Извините». Я бил его головой и говорил: «Извините». Я, наверное, сказал «извините» пять или шесть раз до конца седьмого раунда. Где-то в девятом или в десятом, когда мы были в клинче, Армстронг сказал: «Иди ты со своими извинениями, кончай фолить».

Короче говоря, я хорошо провел концовку боя и уронил его прямо перед гонгом. Решение было в мою пользу и я выиграл пояс. Мораль (конечно, некоторые не назовут это моралью) — если бы я бился с ним по правилам, пояса я бы не выиграл.

Прежде чем я продолжу, я объясню несколько фундаментальных принципов грязного бокса.

ПЕРВЫЙ ПРИНЦИП: всегда заканчивай комбинацию ударом по правилам.

Это последний удар, который видит рефери. Он может пропустить первый удар, если ты его пробьешь быстро, как в двойном левом, любимом Демпси и многими умными боксерами. Важность этого принципа лучше всего можно оценить, когда последний удар нокаутирует противника. Даже если судья видел первый удар, нокаут он у тебя не отнимет.

ВТОРОЙ ПРИНЦИП: знай, когда и как фолить и для чего хорош каждый фол.

Удар в пах не настолько болезнен из-за раковины. От него возникает острая боль, и практически всегда он используется, чтобы заставить противника опустить руки, или его дезориентировать на несколько секунд. Чтобы нанести болезненный удар ниже пояса, надо бить от пола — вверх и под раковину. Это настолько злобный удар, что я его не использовал. Но Банни Дэйвис два раза меня так ударил в знаменитом бою, в котором он с катушек съехал; я об этом расскажу ниже.

Продолжая рассмотрение второго принципа, умный боксер никогда не отклоняет голову назад после удара головой. Если это сделать, противник может шагнуть вперед и сам ударить головой.

Должен добавить, что лучшее место для удара головой — над глазом. Там противника легко рассечь, если только у него не такая голова, как у меня. Джейк ЛаМотта забавно бил головой — он бил тебя в висок. Практически всегда он бил головой, когда ты был прижат к канатам. Он хватал тебя за руку, ты начинал поворачиваться, и тут-то он тебя и бил в висок.

ТРЕТИЙ ПРИНЦИП: Это немного странный совет по теме грязного бокса, но надо знать правила.

В правилах, например, говорится, что бойцы должны соприкоснуться перчатками до боя и перед последним раундом. Те, кто это делают в промежутке, ищут неприятностей на свою голову. Я бился с Винни Вайнсом в 1943 году в Мэдисон Сквер Гардене. В первом раунде мы оказались в клинче, и на выходе из клинча он протянул мне свои перчатки. Я достал его правой в подбородок. Нокаут.

Это бокс. Победители получают деньги, проигравшие ищут оправданий.

Похожая история с меня-ударили-не-по-правилам боксерами, жалующимися судье, что их бьют не по правилам, что заканчивается хуже, чем простым ударом против правил.

Возьмем Лу Дженкинса, бывшего чемпиона в легком весе. Я с ним бился в Питтсбурге в 1942 году. У Дженкинса была плохая привычка широко расставлять ноги, где-то в два раза шире, чем обычный боксер; что-то вроде отбивающего в бейсболе. Ну, как только я увидел его, расставляющего ноги, я шагнул вперед и — бац! — наступил ему на ногу, причем сильно. Он называет меня чертовым янки и еще кучей разных грязных имен. Я знаю, что он и так вспыльчив, так что я снова наступаю ему на ногу. В этот раз он поворачивается пожаловаться судье, чего я ожидал и надеялся, что он это сделает. Я дотягиваюсь до него правой в подбородок и Дженкинс падает.

То же самое во втором раунде. Я на него наступаю, он поворачивается к судье, нокдаун. Он поднимается и возмущается на чем свет стоит. Как он меня только не называл! Короче говоря, я его сильно избиваю, пока судья, Эрни Сесто, не останавливает бой после девятого раунда.

Я любил драться с Дженкинсом. Не только из-за его стойки, но и из-за того, что у него была шея 26-го размера, как у петуха. Когда я не наступал ему на ноги, я его придушивал.

Но все же самой противной и в то же время веселой историей, которую я когда-либо видел в боксе, был судья в Омахе. Я участвовал в основном бою вечера, и боксер, менеджером которого я был, участвовал в предварительном 6-раундовом бою. Это был маленький паренек по имени Микки Квак, который стоял в центре ринга, опустив голову и маша обеими руками, как мальчишка-чистильщик обуви. Судьей был один из тех, кто должен засунуть свою голову между боксерами, когда он говорит «брек».

Микки и его противник стояли голова к голове, нанося удары вслепую, рефери засунул голову на один раз больше, чем нужно, и Микки пригвоздил его правым боковым. Рефери встает на колено, зрители сразу начинают отсчет. Рефери стоит на колене, приходя в себя. Наконец, на счет 7 он встает.

Короче говоря, Микки выигрывает пять из шести раундов, но рефери, единственный судья, обслуживающий бой, отдает решение его противнику. Не смог перенести нокдаун.

Я больше не связан с боксом, но мне нравится этот бизнес, и, когда я слышу губернатора Пенсильвании, председателя Нью-Йоркской комиссии Хелфанда и NBA, клянущихся, что они вычистят бокс, я надеюсь, что они его вычистят только вне ринга. Внутри ринга, грязные бойцы — настоящие бойцы. Вилли Пеп, хоть он и старый, все еще был бы чемпионом в полулегком весе, если бы не появился другой боец из подворотни, Сэнди Сэддлер.

Пеп его бил на отходах, пока Сэнди не применил двойной захват, который вывихнул плечо Вилли и заставил его сдаться в углу и отдать пояс. В повторном матче они били открытыми перчатками, головой, пальцами, локтями, боролись, и завалили судью Рэя Миллера на пол. Спортивные обозреватели писали, что это не лезло ни в какие ворота. Сэддлер заметил: «Я слегка разозлился, когда он наступал мне на ноги и бил пальцем в глаз, но он пытался выиграть и все это — элементы бокса».

Мы, грязные бойцы, не стесняемся быть грязными бойцами, как я и сказал генералу Фелану, председателю Нью-Йоркской комиссии, когда он проводил слушание на следующий день после моего боя с Бамми Дэйвисом. В первом раунде Дэйвис посмотрел на часы, чтобы узнать, сколько времени осталось, и я его уложил. Он озверел и в следующем раунде раз 16 ударил меня ниже пояса, пока они не остановили бой и его не дисквалифицировали. На слушании Дэйвис сказал Фелану, что я его ударил пальцем в глаз.

— Зивик, — спросил генерал, — что вы можете сказать по этому поводу?

— Генерал, — сказал я, — я буду с вами очень откровенен. Я отрицаю, что я его ударил пальцем в глаз по той простой причине, что мне не надо было этого делать. Я послал его в нокдаун в первом раунде и бой был простым. Но я буду с вами честен — если бы Дэйвис меня избивал, я бы его пальцем в глаз ударил. Я бы его ударил ниже пояса. Я бы использовал любые доступные средства. Я вырос в плохом районе, и меня научили драться только одним способом.

— Дэйвис, — сказал генерал, — мы штрафуем вас на $2500 и запрещаем вам биться в штате Нью-Йорк на неопределенный срок.

Если бы я был тяжеловесом, я бы очень хотел испробовать мою философию бокса на Марчиано, который пользовался кулаками, руками, локтями, головой, всем, но он был сумасшедшим человеком в ринге — я имею в виду, что он был грязен с точки зрения темперамента, а не красиво грязен или научно грязен. В первый раз, когда бы он на меня побежал и промахнулся своим дурным правым, я бы его схватил за локоть и развернул. Дальше я его бы слегка придушил, долбанул в пах, и слегка пнул головой в его нежный носик.

Он бы озверел. С этого момента у меня бы все пошло как по маслу.

В боксе всегда тяжело побить хорошего грязного бойца, для этого обычно требуется лучший и более грязный боец.

Вы что, собаки, хотите жить вечно?

Янв 22, 2017 Категории История бокса 0 Комментариев
Янв 22, 2017 0

«Пусть сердца ваши раньше вступят в бой, чем ваши руки. Пожелайте подвергаться опасности один перед другим, и вы спасены. Мужи-философы (я скорее называю вас философами, чем воинами: ведь только солдаты и философы постоянно исследуют одну проблему — смерть), покажите варварам вашу бессмертную отвагу… Для героев-бойцов нет ничего страшного. Меч — защита для них, а раны от стрел воспламеняют у них желание подвергнуться еще большим опасностям…»
Ортайяса Сфранцеза перед битвой при Марагхе

» Уже некуда нам деться, волей или неволей надо стоять! Да не посрамим земли русской,но ляжем костьми, ибо мертвые сраму не имут! Если же побежим будет нам стыд… Не отступим, но станем крепко. Я пойду пред вами — если моя голова падет,тогда делайте что хотите! — погибнет СЛАВА спутница русского оружия, если постыдно уступим грекам. С храбростью предков наших и мыслью, что русская сила была доселе непобедима, сразимся мужественно!… Нет у нас обычая бегством спасаться в Отечество, — но или жить победителями, или свершив подвиги, погибнуть со славой!!!» обращение князя Святослава к дружине, перед битвой под Адрианополем Фракийским.

«Я поставил вас в круг, пляшите как умеете». Уильям Уоллес перед битвой при Фолкерке.

Если победа будет за нами, сказал он, мы уничтожим вражескую,мощь, чтобы восторжествовала справедливость. Если же настало время завершить нашу жизнь в этом бою смертью праведных, примем ее с открытым сердцам. Пусть к отваге и мужеству не примешивается трусость… битва м/у армянами и персами.451 год. Вардан Мамиконян.

Мы окружены. Это упрощает проблему.
Они слева,справа,впереди и сзади…Это значит, что теперь им от нас не уйти. Генерал-лейтенант Льюис Б.»Чести» Пуллер, КМП США

Вы что, собаки, хотите жить вечно?
Фридрих II своим дрогнувшим войскам.

Возвращайтесь к своим товарищам и скажите им, что мы пришли сюда не с мирными намерениями, а готовые сражаться, полные решимости отомстить за наши обиды и сделать нашу страну свободной. Пусть ваши хозяева приходят и нападают на нас — мы готовы встретить их лицом к лицу. Уоллас сказал эти слова 2 монахам доминиканцам посланных к нему графом Сарри перед битвой при Стерлинг Бридж.

«Выше головы! Пули не из дерьма» — генерал Лепик в битве при Эйлау (при виде своих конно-гренадёр машинально пригибающихся к гривам лошадей от свиста картечи).