Мои статьи

Спарринг-партнер о чемпионах (с американского форума любителей бокса)

Дек 13, 2017 Категории Uncategorized 0 Комметариев
sparring-partner

Я был спарринг-партнёром многих легенд бокса. Эй Джей попросил меня описать, каково это – находиться с ними на одном ринге – а также оценить их ударную мощь. Своё имя по личным причинам я называть не буду. Всё равно вы вряд ли обо мне слышали – в качестве профессионала я провёл всего три боя. В настоящее время всё ещё участвую в спаррингах.

Ростом я около 6’4 футов (195 см), весом 230 фунтов (104 кг). В бою стараюсь отрезать сопернику ринг и бить с правой, начиная атаки джебом. Про меня говорили, что похож я на Шеннона Бриггза, такого большого и медленного, но в отличие от него я обычно менее агрессивен, если только не потряс соперника.

В любителях мне довелось боксировать с Ленноксом Льюисом и Риддиком Боу.

Про Риддика Боу

Сила Риддика мне не запомнилась. С возрастом его удары, вероятно, стали тяжелее, поскольку в наших боях он меня совсем ни разу не потряс.

Про Леннокса Льюиса

Льюис

Льюис бил как чёртовый молот. Он меня уничтожил тогда; я выиграл первый раунд, а во втором он просто взял и сломил мой настрой правым апперкотом и прямым, буквально выбив из меня весь дух. Я пытался не приближаться к нему и забыл атаковать. Больше он по мне так сильно не попадал, но эти два удара я не забуду никогда.

Спустя годы мы с Льюисом спарринговали, и бил он очень тяжело. Пропускать от него – удовольствие то ещё.

Про Дэвида Туа

Туа

Дэвид Туа был не из приятных. Его удары меня никогда особо не потрясали (так что никаких нокаутов в первые раунды), но каждый причинял боль, а Туа любил дать волю кулакам. Когда я начинал агрессивно атаковать, другие боксёры обычно переходили к более осторожному стилю, но не Туа. Он принимал бой и давал сдачи. После каждой спарринг-сессии с ним у меня ужасно болела голова, и Дейв как-то сказал мне, что дополнительно пьёт воды сверх нормы, если видит, что я в списке партнёров на день. Отличный мужик. Бил как таран. От его ударов сносило шлем. Конечно, стиль у него довольно ограниченный, но в лучшие годы левая Дэйва была быстра как кобра, а кусалась ещё опаснее.

– Мне всё равно кажется, что мощь Дэвида Туа слегка преувеличена. Кого из известных боксёров с крепкими подбородками он нокаутировал?

Никак нет! Ударная мощь Туа ни коем образом не преувеличена, уверяю вас. В этом смысле он был схож с Форманом, но Биг Джордж намного более хороший боксёр.

Про Эвандера Холифилда

Холифилд

Эвандер Холифилд лупил как пулемёт. Он усадил меня на задницу в первом же спарринг-раунде серией из семи-восьми попаданий. У него были очень точные удары. Сначала кружил по рингу, а когда давал волю кулакам, то настигали они меня быстро, жёстко и в большом количестве. Из всей этой группы начиная с Боу он, наверное, наименее сильный, но, пожалуй, самый опасный. Ему никогда не было сложно меня достать, и частенько от комбинаций Холифилда моя голова дёргалась как у кивающей фигурки.

Про Джорджа Формана

Форман

C Джорджем Форманом трудно приходилось. От его джеба немело лицо – никто, кроме него, не бил по мне передней рукой так, что после было ощущение, будто всё лицо искололи новокаином. В основном он ударял несильно, такими лёгкими тычками практически, но как только в моей защите появлялась брешь, врезал что есть мочи. В ударах Формана чувствовалось больше всего энергии, воздействия; от них было не больнее, чем от попаданий Туа или Льюиса, но я помню, насколько сильно они портили мой баланс, сдвигали меня с места. Ещё он мне нос сломал правым кроссом.

Про Владимира Кличко

Кличко

Владимир Кличко всё же бил сильнее всех. Я не мог пройти через его джеб, а правой он сносил всё, словно ураган. По силе выпады Кличко напоминали Льюиса, но были более быстрыми и точными. Владимир постоянно потрясал меня во время спарринга. Прям целые раунды, которые я совсем не помню, тьма. Ещё он как-то вырубил меня левым хуком. Отправил в самый настоящий нокаут. Единственный раз в жизни, когда я лежал на настиле и не мог подняться за 10 секунд.

– Ого. Никогда бы не подумал, что Владимир Кличко бьёт сильнее, чем Дэвид Туа или Джордж Форман.

Да, жёстко врезать он умеет. У Формана и Туа силён скорее не сам удар, а энергия за ним. От них были схожие ощущения. По правде говоря, регулярно спарринговал я с более старыми версиями обоих, но старик Джордж боксировал во много раз лучше, чем поздний Туа: Джордж лучше контролировал ринг, обладал мощнейшим джебом, мог раскрыть комбинацией, например, для сильного, валящего удара. Дэвид Туа был предсказуемым, его легко раскусить, но выключить он способен любого.

Про Бастера Дагласа

Бастер Даглас действовал довольно лениво, против него у меня очень хорошо получалось. Когда он нокаутировал Майка Тайсона, я был в шоке, как и весь мир. Даглас хорошо двигался, выбрасывал двойные джебы и неплохие комбинации, силовые удары. Не знал, что он так умеет! Совсем непохоже на того человека, которого я колотил каждый день в зале.

– Сильно он бил?

Бастер был увальнем. С ним я спарринговал всего раз и трудностей никаких не испытал. Он вообще ничего не делал. Репутация его соответствовала, поэтому все и были поражены, когда он побил Тайсона в Токио.

По мне Бастер сильно никогда не попадал, но он точно вкладывался в удары, которые приходились по Тайсону. Хорошо двигался, действовал двойками из джебов, а комбинация, которой он закончил Майка – мощный апперкот с последующими нокаутирующими хуками – несомненно доказывает, что этот верзила мог найти в себе силу нечеловеческую, если того хотел.

Про Берта Купера

С Джо Фрейзером я встретился, когда он уже был постаревшим джентльменом, поэтому, естественно, побывать с ним на ринге мне не довелось. Но «Дымящийся» Берт Купер давал явственно понять, кто его тренер. Берт не отставал от меня и не давал мне шанса собраться. В отличие от пикового Фрейзера, он выбрасывал и правые. Бил тяжело. Отправлять своих спарринг-партнёров в нокаут являлось для него обычным делом, и я оказался одним из немногих, кто избежал этой участи, хотя он дважды клал меня на настил. Конечно, он был не так хорош, как Фрейзер (даже не близко), но бои с ним давали отдалённое представление о том, каково это – биться с «Дымящимся» Джо: постоянное давление, атаки в корпус, дикая мощь и т.д.

– Интересно. То есть ты выдерживал сотни левых хуков от Дэвида Туа, но Берт Купер отправлял тебя на настил? Он бил сильнее, чем Туа?

По силе они были схожи. Если уж на то пошло, наверное, Туа бил посильнее. Но любой из них мог свалить одним попаданием. С Бертом я спарринговал в конце 80-х. Тогда я ещё не так хорошо держал удар, как сейчас. Со временем от постоянных побоев держалка у спарринг-партнёров улучшается. Просто привыкаешь.

К тому моменту, как я начал боксировать с Дэвидом, он уже немного сдал, а я привык получать, поэтому его удары я терпел. Но как же было больно. От каждого попадания.

– С кем сложнее всего спарринговать? Кого из своих оппонентов ты бы назвал лучшим боксёром?

Сложнее всего либо с Владимиром, либо с Холифилдом. Каждый удар Владимира ошеломлял меня, и я ничего не мог ему противопоставить. Он – единственный, кто отправил меня в нокаут. Никогда не забуду этот левый хук. У Леннокса тоже был отличный левый хук, но он его использовал в комбинациях. Влад же бахает без предупреждения.

Эвандер Холифилд справился бы с кем угодно. Он наказывает за любую ошибку, атакует неожиданно, лишает баланса, выдаёт серии из нескольких эффективных ударов подряд. И восстанавливается он тоже очень быстро. Эвандер был стойкий и полон сюрпризов. Один из лучших боксёров всех времён, и чувствовалось это даже на спаррингах.

Кто из них являлся самым лучшим сложно сказать. Отмечу, что Леннокс Льюис заслуживает любых упоминаний среди величайших боксёров в истории. Мог зарядить с обеих рук и сломить сопернику дух. А сами руки у него были такие длинные, что я иногда целые раунды не мог приблизиться и хотя бы дотянуться до него, а он спокойно постукивал по мне джебом как будто с другого конца ринга. Мне редко удавалось подойти достаточно близко, чтобы хоть чем-то по нему попасть, а когда получалось, он давал почувствовать свой апперкот. Льюис был опасен и умел всё. Размениваться, мощно бить одиночными, расчётливо боксировать, контратаковать, просто всё. Леннокс, Влад и Холифилд – лучшие из тех, с кем я боксировал, но и старик Джордж Форман не менее страшен. Да и Берт Купер, когда выходил на ринг с трезвой головой.

Всё же скажу, что Леннокс – лучший. Убийца до мозга костей. Чертовски хорош, с длинными руками, сильный, обладает жёстким ударом, преодолеет любую преграду. Уверенный и хладнокровный, с отличной физической формой. Бил комбинациями, эффективно использовал джеб, а своими неожиданными апперкотами доставлял немало проблем. От него сложно уйти, он всегда крепко стоял на ногах и продолжал атаковать. Льюис показывал такое, чего я никогда не видел, и был головоломкой, которую я так и не смог полностью разгадать. Его иногда получалось поймать на контратаку… и в этом мне обычно помогал левый хук. Но чем чаще я бил левой, тем чаще мне в ответ прилетал правый оверхенд. Чёрт.

Джордж был медленный. Силы ему не занимать, бил жёстко, отличный джеб, но двигался на одной передаче. От него было сложно отделаться, но манить за собой получалось. В этом и заключался механизм победы над Форманом: отходишь, двигаешься по рингу, боксируешь.

Влад очень сильно бьёт. Невероятный джеб. Великолепный боксёр. Но он сторонится ближней дистанции, вместо этого клинчует, редко работает по туловищу. Бои с ним были не столько трудными, сколько очень раздражающими, и, думаю, в этом и заключается его фишка. Правой вынесет любого, от левого хука тоже не очень весело. Также он любит давить сверху левой, если низко опустить голову во время боя. Ещё легко может бросить соперника одной рукой. Бесит. Но, думаю, другие величайшие тяжеловесы с лёгкостью бы с ним расправились.

БОНУС. Стив Рассел (Brooklyn’s Finest на том же форуме) – о Майке Тайсоне.

Спарринговал я с Майком Тайсоном пару недель в начале 1986-го. Мне тогда было 28, ему 18. Пацан выходил на ринг как на решающую битву! Каждый, каждый, мать его, день. Уже и не помню, сколько раз приходилось уходить домой с больной головой и отбитыми рёбрами. Жена меня встречает, а я с гематомами на лице, весь побитый, и она такая: «И это тебя так ребёнок искалечил?!» А я ей: «Бил он, мля, не как ребёнок!» Однажды он мне нос сломал. Тайсон был одним из сильнейших панчеров, с которыми мне довелось тренироваться. Например, я ещё как-то с Джеймсом «Костедробилкой» Смитом работал, и бил он чуть сильнее Майка, но Майк попадал собственными костедробилками по мне гораздо чаще, чем это получалось у Джеймса. Каждый удар ошеломлял. Деньги платили хорошие, пару сотен в неделю, но они не стоили того, чтобы каждый раз возвращаться домой к жене и детям в неузнаваемом виде, еле живым, с постоянно пульсирующей болью по всему телу.

– Как оценишь скорость рук Тайсона?

Самым высоким образом.

– У него были самые быстрые руки из всех твоих оппонентов?

Да, с огромным отрывом. С ним никто и близко не сравнится, даже некоторые из крузеров, с которыми я работал. И моргнуть не успеешь, как его удар настигнет тебя. Среагировать нереально.

– Какие у того Майка имелись слабые места?

Не поймите меня превратно, Майк всегда выходил на ринг как на войну! Но у него случались перепады настроения, и его можно было несколько остудить. Иногда, если спарринговать с ним в конце дня, после других, он немного выдыхался, был не таким напористым, как в более ранние часы. Но бил всегда больно и никогда не останавливался! Просто к позднему времени у него скорость падала.

– Ты согласен с тем, что Майк испытывал сложности с высокими боксёрами?

Полностью. Основной проблемой для них являлось то, что многие были напуганы и боялись пропустить от Тайсона, поэтому хватались за него и всеми силами пытались удержать! Часто это замечал. Но если не дрейфить и уверенно владеть длиной собственных рук, можно максимально осложнить Майку жизнь, не давать приблизиться к себе для нанесения коронных ударов. Страшно, конечно, будет в любом случае, ведь сколько от него не бегай, малой всегда до тебя доберётся. Ещё Тайсон очень хорошо ловил на контратаку. Выглядел он более агрессивным, чем был на самом деле. Резко сближался, но при этом ждал твоего промаха. И вот тут-то тебе и крышка. Но зная то, что знаю и видел я, уверен, что умелые и стойкие боксёры высокого роста, типа Леннокса Льюиса, его побьют. Может и Виталий Кличко. Они бы не дали ему нормально боксировать, заставили бы нервничать. Но парни типа Джесса Уилларда, которые не умеют использовать длину своих рук, падут смертью храбрых. Мне было жутко неуютно смотреть на бой Майка и Кевина МакБрайда, ибо с Тайсоном, с которым спарринговал я, тот не протянул бы и раунда.

– А тебе самому удалось по нему хоть раз хорошенько приложиться?

Не. Ничего такого серьёзного. Ну, я пару раз по нему попадал, но потрясти не смог. Он был слишком занят тем, что потрясал меня! Как я уже упоминал, вкладываться в удар против Тайсона – боязно, ибо за каждый промах следовала расплата. Да и с его-то «маятником» попасть по нему всё равно было трудно. Он как надвигающийся торнадо, от которого негде укрыться.

– Опиши мощь Майка Тайсона.

Сколько не пиши, всё равно всего не уловить! «Костедробилка» Смит лупил по мне так, что я просто немел. Но его сильнейшие удары попадали лишь изредка. А Тайсон своими сильнейшими ударами попадал при любом удобном случае! Они потрясали даже хуже, потому что: а) были такими быстрыми, что их просто не замечаешь; б) были контратакующими, так что в момент его атаки ты оказывался открыт, выведен из равновесия и легко уязвим. Геймовер.

– Майк Тайсон тебя когда-нибудь нокаутировал?

Много раз. Обычно он вырубал по два человека в день.

Туа или Кличко

Побывав в ринге с обоими, могу сказать, что Владимир легко бы разделался с Туа и, скорее всего, вырубил бы его. Всё это буйство Дэвида лишено какой бы то ни было тонкости, задумки. Конечно, я сам тоже далеко не из изысканных, кроме редких случаев, когда я в реальном ударе. Но самые лучшие тяжеловесы, с которыми я спарринговал, расправлялись со мной значительно проще, чем Дэвид.

Правда критиковать мужика совсем не хочется. Он весёлый, добрейший, дружелюбный человек. Дэвид провёл меня через многие круги боли, его удары — как несущийся навстречу грузовик. Надеюсь, наши карьерные и жизненные пути не приведут к тому, что мне придётся выходить против него на 12 раундов и без маски, а то на восстановление лица у меня потом денег не хватит.